Блог

Главная Является ли наличие задолженности за коммунальные услуги нарушением лицензионных требований?

Показать статьи темы

за


Является ли наличие задолженности за коммунальные услуги нарушением лицензионных требований?

Долги за коммунальные услуги – довольная острая проблема в России. С долгами управляющих организацией перед РСО на бумаге борется Минстрой, а в судах представители РСО. Еще одним защитником справедливости в сфере ЖКХ выступают сотрудники государственного жилищного надзора, которые почему-то считают, что наличие у управляющей организации долгов за коммунальные ресурсы перед РСО является нарушением лицензионных требований. В данной статье мы опишем, почему надзорные органы ошибаются.

Управляющая организация (далее-УО) как исполнитель коммунальных услуг является посредником между собственником и ресурсоснабжающей организацией (далее-РСО).

Правовое положение УО как исполнителя коммунальных услуг включает в себя обязанность по приобретению и поставке коммунального ресурса от границы разграничения балансовой принадлежности сетей с РСО до конечных потребителей (Решение Арбитражного суда Тульской области от 10 февраля 2014 г. по делу № А68-6952/2013). При этом ответственность за оплату коммунальных услуг перед РСО возложена действующим законодательством РФ именно на УО, которая вправе предъявить соответствующие требования собственникам помещений в многоквартирном доме (Постановление ФАС Центрального округа от 06.06.2013г. по делу № А62-1389/2011).

С абсолютной уверенностью можно утверждать, что любая УО в России («плохая» ли или «хорошая») имеет долги за коммунальные услуги, так как собственники жилья никогда не оплачивают данные услуги в 100-процентом размере. И в определенный момент наличие кредиторской задолженности УО перед РСО явилось новой «вехой» в осуществлении своих полномочий представителями ГЖИ различных городов страны.


В отношении УО стали выдаваться различные предписания о «выявлении нарушений лицензионных требований при осуществлении предпринимательской деятельности по управлению многоквартирным домом, заключающегося в несоблюдении порядка расчётов с РСО», «не исполнения лицензионных требований в части неисполнения договора ресурсоснабжения (не осуществления расчётов за поставленный коммунальный ресурс) и, как следствие, возникновения возможности одностороннего расторжения договоров ресурсоснабжения и последующей утраты возможности предоставления коммунальных услуг». Не совершая выездных проверок, административные органы получили широкое поле деятельности («поле чудес»), имея в качестве основания для вынесения представления лишь доступные всем данные об имеющейся кредиторской задолженности УО перед РСО.

Так является ли наличие задолженности за коммунальные услуги нарушением лицензионных требований?

Данный вопрос стал одним из насущных для УО. Потому, как оказалось, среднестатистическая «без вины виноватая» УО, осуществляющая обязанности по договору управления МКД, по договору ресурсоснабжения с РСО (в том числе по взысканию задолженности за ЖКУ с собственников помещений в МКД) предстала перед государственными надзорными органами в качестве злостного нарушителя лицензионных требований.

Пытаясь разобраться в данном вопросе, отрицая обусловленные предписаниями требования ГЖИ, лицензиаты разрешали данные споры в судах.

В частности, при оспаривании УО в суде протоколов, ГЖИ Санкт-Петербурга обосновывала свою позицию пунктом 3 Положения о лицензировании предпринимательской деятельности по управлению многоквартирными домами, утвержденного постановлением Правительства РФ от 28.10.2014 №1110, указывая, что с момента получения обществом (УО) лицензии, в его отношении будет осуществляться лицензионный контроль для проверки соблюдения им лицензионных требований, названных в пункте 3 Положения о лицензировании. Ссылаясь на п.2.3 ст.161 ЖК РФ «напоминала» об ответственности УО перед собственниками помещений в МКД за оказание всех услуг и (или) выполнение работ, которые обеспечивают надлежащее содержание общего имущества в данном доме и качество которых должно соответствовать требованиям технических регламентов и установленных Правительством РФ правил содержания общего имущества в многоквартирном доме.

Не забыла инспекция указать и о том, что в соответствии с пп. "ж" п. 4 Правил №416 от 15.05.2013г. (далее-Правила №416), на которое в протоколе об административном правонарушении ссылается ГЖИ, управление МКД обеспечивается выполнением в том числе: осуществление управляющими организациями, товариществами и кооперативами расчетов с РСО за коммунальные ресурсы, поставленные по договорам ресурсоснабжения в целях обеспечения предоставления в установленном порядке собственникам и пользователям помещений в МКД коммунальной услуги соответствующего вида.

Учитывая вышеизложенное, ГЖИ сочла соблюдение порядка осуществления расчетов с РСО лицензионным требованием, предъявляемым к лицензиатам, что в свою очередь привело к выводу о подлежании данного порядка лицензионному контролю.


В данном случае ГЖИ фактически возлагала на лицензиата обязанность оплатить задолженность за коммунальные ресурсы, сложившуюся перед РСО, забывая о том, что выявление ГЖИ нарушений лицензионных требований лицензиатом должно иметь своей целью восстановление лицензионных требований. Однако в протоколах ГЖИ не указала, речь шла лишь о неполной оплате ранее поставленных в адрес лицензиата коммунальных ресурсов.

Наличие задолженности в данном случае ошибочно рассматривалось ГЖИ, как нарушение лицензионных требований применительно к толкованию пп."ж" п.4 Правил №416 ("осуществление управляющими организациями, товариществами и кооперативами расчетов с ресурсоснабжающими организациями..."). Факт того, что между лицензиатом и РСО полностью не осуществлялись расчеты, не подтверждался материалами дела и не был зафиксирован в акте проверки. А наличие задолженности за потребленные коммунальные ресурсы не свидетельствовало о нарушении лицензионных требований.

Задолженность, указанная в акте сверки между лицензиатом и РСО, как было указано в Протоколе об административном нарушении, состояла из двух частей – признаваемой и не признаваемой (оспариваемой). ГЖИ при проведении проверки не проанализировало причин возникновения разногласий по объемам и стоимости поставленных РСО в адрес лицензиата коммунальных ресурсов, при одновременном указании размера задолженности в виде нарушения лицензионных требований у лицензиата. В данном случае административный орган ошибочно подменил в обоснование своей правовой позиции в протоколе понятия «осуществление расчетов» и «оплата задолженности», в своем Протоколе об административном правонарушении фактически возлагал на лицензиата обязанность оплатить задолженность за коммунальные ресурсы, сложившуюся перед РСО. Таким образом, Протокол об административном правонарушении, фактически ставил в вину лицензиату наличие задолженности, отсутствие которой попросту невозможно в сфере поставки коммунальных услуг и в сложившихся договорных отношениях.

В соответствии с пунктом 4 статьи 8 Федерального закона от 04.05.2011 N 99-ФЗ "О лицензировании отдельных видов деятельности" к лицензионным требованиям не могут быть отнесены требования о соблюдении законодательства Российской Федерации в соответствующей сфере деятельности в целом, требования законодательства Российской Федерации, соблюдение которых является обязанностью любого хозяйствующего субъекта, а также требования к конкретным видам и объему выпускаемой или планируемой к выпуску продукции.

Исполнение договора ресурсоснабжения со стороны УО не является лицензионным требованием в силу закона, поскольку вопрос исполнения обязательств подлежит оценки с точки зрения требований гражданского законодательства.

Данные положения были отражены в Постановлении Девятнадцатого Арбитражного Апелляционного суда по делу № Ф48-7822/2015 от 06 мая 2016г.

09 декабря 2016 года Верховный суд РФ по предписанию ГЖИ с требованием оплаты имеющейся задолженности УО перед РСО вынес Постановление № 310-КГ16-18545 (по делу № А48-7822/2015).

Суд в ходе рассмотрения дела пришел к выводу о неправомерности оспариваемого предписания. При этом судом был сделан вывод о том, что административный орган ошибочно подменяет в обоснование своей правовой позиции понятия «осуществление расчетов» и «оплата задолженности», и указано, что наличие задолженности в данном случае не может рассматриваться как нарушение лицензионных условий применительно к толкованию подпункта «ж» пункта 4 Правил № 416, а обязанность общества в установленный в предписании срок оплатить задолженность, не учитывает специальных правил о необходимости проведения предварительной претензионной работы, что по существу ограничивает общество в выборе предусмотренного законом способа защиты своих прав.

В соответствии с частями 1 и 2 статьи 192 Жилищного кодекса Российской Федерации лицензированию подлежит деятельность по управлению многоквартирным домом, под которой понимаются выполнение работ и (или) оказание услуг по управлению многоквартирным домом на основании договора управления.

Таким образом, лицензированию подлежит именно организационная деятельность управляющей компании, которая несет ответственность за комфортные и безопасные условия проживания в доме. Требования о соблюдении законодательства в соответствующей сфере деятельности хозяйствующими субъектами (расчеты по договору ресурсоснабжения) не могут быть отнесены к лицензионным требованиям.

С уважением, Олеся Смирнова

Обсудить статью и задать вопросы можно здесь


Комментарии

Комментарий

Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить

Рассылка новостей ЖКХ

а также наших статей



Подпишись на рассылку новостей ЖКХ, а также наших статей!

Спасибо, вы успешно подписались на рассылку!