До двухдневного семинара в Шерегеше осталось:

Статьи

Главная Безучётное потребление и полномочия представителя. Второй круг дела № А46-1195/2019.

Показать статьи темы

за


Безучётное потребление и полномочия представителя. Второй круг дела № А46-1195/2019.

Буквально на этой неделе получила развитие ранее рассмотренная нами спорная ситуация по вопросу о представителе абонента при выявлении факта безучётного потребления электроэнергии. Подробности можно в памяти освежить при желании.

Летом мы поставили «запятую», поскольку по итогу рассмотрения кассационной жалобы дело возвратили на новое рассмотрение в АС Омской области.

Как мы помним, на «первом круге» в иске было отказано, поскольку суды первой и апелляционной инстанций сочли неубедительным довод гарантирующего поставщика о том, что полномочия представителя абонента явствовали из обстановки (в силу п. 1 ст. 182 ГК РФ). Соответственно, тогда суды пришли к выводу, что сетевой организацией нарушен порядок извещения потребителя о проверке приборов учета электроэнергии, а потому акт о безучетном потреблении электроэнергии составлен с нарушением п. 193 Правил № 442 и является ненадлежащим доказательствам в подтверждение обоснованности потребленного объема электрической энергии.

Отменяя принятые по делу судебные акты, суд округа указал, что:

  • факт неисполнения потребителем обязанности по сохранности пломб подлежит доказыванию гарантирующим поставщиком и/или сетевой организацией. К числу таких доказательств относится акт проверки расчётных приборов учёта и акт о неучтённом потреблении;

  • само по себе отсутствие пломб не требует установления судом каких-либо последствий, связанных с достоверностью показаний приборов учёта после их совершения, и является основанием для применения расчётного способа определения объёма электроэнергии, подлежащего оплате потребителем;

  • акт о безучётном потреблении составлен в присутствии лица, обеспечившего доступ к прибору учёта (ст. 182 ГК РФ), а также с участием незаинтересованных лиц (п. 193 Правил № 442).

Последнее вызвало у нас вопросы, поскольку доступ к, скажем, электрощитку, может «обеспечить» любой, кто способен оторвать запертую дверцу щитка.

В указанном деле «лицо, обеспечившее доступ», это несостоявшийся арендатор помещения, который, как указала апелляция, представляли свои, а не ответчика интересы. Опрошенный в качестве свидетеля инспектор, составлявший спорный акт, не смог пояснить суду, каким образом установил, что присутствовавший «представитель» действительно является представителем потребителя.

Мы, конечно, понимаем, что указания суда кассационной инстанции воспринимаются при новом рассмотрении буквально, но то, что изложено в решении, принятом «на втором круге», нам не нравится.

АС Омской области просто «списал» из кассационного постановления слова о том, что «видимое вмешательство в работу прибора учета компрометирует его в силу самого своего факта, то есть, создана презумпция недостоверности его показаний, поскольку имелась явная возможность вмешательства в процесс фиксации количества переданного ресурса, а предполагавшееся до указанного действия равенство количества фактически переданного ресурса и учтенного прибором скомпрометировано».

Здесь мы отмечаем, что презумпция недостоверности не освобождает истца от бремени доказывания факта вмешательства в работу прибора учёта, ибо ни в ст. 69 АПК РФ, ни в иной статье нет ни слова о том, что презумпция - основание для освобождение от доказывания.

Более того (да, мы любим умничать!), в данной ситуации ответчик не обязан доказывать отсутствие своего вмешательства в работу прибора учёта, поскольку это факт отрицательный и доказан быть не может. Это первое.

А второе заключается в том, что (вернитесь глазами в процитированный пассаж) вмешательство в работу не равнозначно вмешательству в процесс фиксации количества переданного ресурса. Не верите? А где-то в НПА указано обратное? А если это равнозначные понятия, зачем суду их описывать в одном предложении разными словами? Указали бы, что имелось явное вмешательство и точка. Однако суд не стал писать, что вмешательство в работу подразумевает безусловное вмешательство в фиксацию. Напротив, указано, что имелась такая возможность. Всего лишь возможность.

У нас возникает вопрос, а как быть с добросовестностью? Ведь по общему правилу п. 5 ст. 10 ГК РФ добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются, пока не доказано иное. Это такая же презумпция, кстати. И как видим, в законе прямо указано, что презумпция - не догма, её можно опровергнуть. А пока она не опровергнута, обе стороны добросовестны.

Что же на это выдал АС Омской области? Любуйтесь. Впрочем, это тоже «списано»:

«Заблаговременное уведомление сетевой организацией потребителя о планируемой проверке имеет своей целью обеспечение сотрудникам сетевой организации доступа к энергопринимающим устройствам потребителя и расчетным приборам учета, что необходимо для проведения полноценной и эффективной проверки (пункт 177 Основных положений).

По обстоятельствам дела такой доступ был обеспечен, то есть эффективность проверки достигнута без заблаговременного извещения, поскольку акт от 15.08.2018 составлен в присутствии лица, обеспечившего доступ к прибору учета (статья 182 ГК РФ), а также с участием незаинтересованных лиц (пункт 193 Основных положений), поскольку Перевозчикова Л.В. от подписи отказалась. (Тот самый несостоявшийся арендатор, «обеспечивший доступ» - прим.ред.)

При ином понимании Основных положений, как требующих заблаговременного извещения потребителя о предстоящей проверке во всех случаях, подобное правоприменение приводило бы к предоставлению недобросовестным потребителям времени для устранения несанкционированного подключения к сети и (или) сокрытия от контролирующей отбор энергии сетевой организации факта безучетного потребления».

Господа, недобросовестность должна быть доказана! Огульно записать всех потребителей в «недобросовестные» - это слишком. Далее суд навёл на мысль, что есть сторона, которая всегда добросовестная:

«Однако в целях защиты добросовестных контрагентов представляемого закон допускает наличие отношений представительства в отсутствие его письменного оформления, когда ситуация (обстановка), в которой сторона договора общается с представителем контрагента, такова, что не порождает обоснованных сомнений в наличии у него полномочий действовать от имени представляемого.

Создавая или допуская создание подобной обстановки, представляемый сознательно принимает участие в гражданском обороте в лице такого представителя, поэтому не вправе ссылаться на отсутствие с ним трудовых или гражданско-правовых отношений, так как обстановка как основание представительства не только заменяет собой письменное уполномочие (доверенность), но и возможна вообще в отсутствие каких-либо надлежащим образом оформленных правоотношений между представителем и представляемым».

«Добросовестный контрагент представляемого» - это гарантирующий поставщик, а абонент ни много ни мало - допустил, что некое лицо пообщалось с инспектором ГП и «предоставило доступ» к прибору учёта. Напомним, дело было в торговом центре, где не кладбище, где поток людей интенсивен.

Впрочем, это не основное. Мы понимаем логику суда; мало ли, что щиток открыл не сам его владелец, ведь выявлен факт срыва пломб и подключения кабеля до прибора.

Согласимся, воровать киловатты нехорошо. Но если суды опускают, что щиток может открыть любое лицо, у которого с абонентом нет «каких-либо надлежащим образом оформленных правоотношений», почему суды так уверены, что пломбы сорвал именно абонент?

Поймите наше недоумение; инспектор ГП и постороннее лицо открывали щиток, что-то там смотрели, а абонент был где? А незаинтересованные лица были где?

Впрочем, незаинтересованные лица, как мы помним из судебных актов, появились тоже не в момент проверки, а после, когда «лицо, предоставившее доступ», от подписи-то отказалось...

На «втором круге» суд взыскал с абонента стоимость электроэнергии за период «с даты, следующей за датой снятия контрольных показаний прибора учета электроэнергии потребителя, с 17.07.2018 по дату выявления нарушения порядка учета электроэнергии - 15.08.2018».

У нас всего два вопроса:

  1. Да, обязанность абонента - обеспечить сохранность пломб. Но как установить время инцидента? Сорвана пломба на ВА накануне проверки или сразу после даты снятия контрольных показаний?

  2. Почему не исследовался и не ставился на обсуждение вопрос о том, сам по себе факт безучётного потребления имел ли место, кому принадлежат энергопринимающие устройства?

Почему это важно? Во-первых, потому, что «вмешательство в работу» не равно «вмешательству в фиксацию».

Во-вторых, почитайте постановление кассационной инстанции, которая именно ввиду не исследования данного вопроса отменила судебные акты и направила дело на «второй круг».

Копируя («списывая») текст, АС Омской области «забыл» исследовать то, на что прямо указал вышестоящий суд.

Компания «Бурмистр.ру» продолжает прием заявок на участие в «Закрытой ветке-2021». Заявка тут.


Рассылка новостей ЖКХ

а также наших статей



Подпишись на рассылку новостей ЖКХ, а также наших статей!

Спасибо, вы успешно подписались на рассылку!